Банки ждет проверка на прочность

Российская банковская система проходит проверку на прочность, констатирует S&P в опубликованном вчера отчете. В базовом сценарии доля проблемных кредитов (к ним агентство относит реструктурированные кредиты и просроченные на 90 дней) может вырасти до 17−23% в 2015 г. с 8% в 2014 г. Это потребует от банков создать примерно 2,5 трлн руб. резервов на возможные потери, отмечает S&P.

Для поддержки капитализации на уровне 2014 г. банкам потребуется капитал первого уровня в 420 млрд руб. при росте активов на 10%, направлении прибыли в капитал и расходах на резервы (стоимости риска) в 4% от портфеля, считает S&P. Если же стоимость риска вырастет до 5% портфеля, российские банки станут убыточны и им потребуется новый капитал - 1 трлн руб. И тут основным фактором стабильности банковского сектора станет господдержка, которая, по оценке агентства, составит до 15% ВВП (из них 2,3% - на докапитализацию).

При негативном сценарии этого будет недостаточно, считает аналитик S&P Сергей Вороненко. Возможности по поддержке банков сокращаются и, вероятно, в дальнейшем будут ограничены из-за снижения суверенного рейтинга России, говорят аналитики агентства.

В негативном сценарии доля проблемных кредитов может достичь 35−40% портфеля.

«В 2009 г. уровень просроченных и реструктурированных кредитов достигал порядка 15%, но резервы в абсолютном значении были гораздо скромнее - 2,5 трлн руб. банки на резервы не направляли еще никогда», - отмечает аналитик S&P Ирина Велиева.

За прошлый год банки, по предварительной оценке S&P, сформировали 1,2−1,5 трлн руб. резервов по МСФО, что соответствует стоимости риска в 3,5 п. п.

В 2009 г. этот показатель составлял 5%, но этот кризис будет сильнее и продолжительнее. «Особенности этого кризиса в отличие от 2009 г. - сохранение потребности в высоких резервах не только в 2015 г., но и в 2016 г., - говорит Велиева, полагая, что с учетом господдержки банковская система в этом году сможет выйти на безубыточность. - Но в краткосрочном периоде естественным путем выздоровления банковской системы не произойдет, доктором будет государство».

Государство также остается единственным источником денег для фондирования и рефинансирования банков из-за скромного притока депозитов и закрытых внешних рынков. В этом году российские банки должны погасить около $42 млрд внешнего долга, и $13 млрд - в первом полугодии 2016 г. Около половины этой суммы приходится на 15 крупнейших банков.

Российские компании за эти 1,5 года должны выплатить $77 млрд и для этого могут использовать значительную часть валютных депозитов, размещенных в банках, - около $200 млрд на 1 января, отмечает агентство.

Президент Сбербанка Герман Греф предупредил, что банкам в 2015 г. понадобится сформировать около 3 трлн руб. резервов. России не избежать «масштабнейшего банковского кризиса» в случае сохранения цен на нефть на уровне $43−45 за баррель, указывал он: «Кризис 2009 г. был короткий, тем не менее тогда стоимость риска была примерно 5 п. п., сейчас мы говорим о 6 п. п.».

ВТБ ожидает невозврата кредитов по корпоративному портфелю в 2015 г. на уровне 8−9% - как в 2010 г., но в абсолютном значении сумма будет втрое больше, говорил в январе президент госбанка Андрей Костин: «Это уже тревожный сигнал». ВТБ в 2015 г. может впервые с 2009 г. получить убыток, сказал он.

На пике кризиса 2008−2009 гг. проблемные активы с учетом взысканного залогового имущества достигали 25% портфеля, напоминает аналитик Fitch Александр Данилов.

«Нынешний кризис во многом похож на предыдущий, поэтому можно ожидать, что на горизонте года-полутора проблемные активы достигнут тех же уровней», - согласен он.

Проблемные активы - это не всегда потерянные кредиты, часть средств - по грубым оценкам, около половины - может впоследствии вернуться, оговаривается Данилов.

В отличие от 2009 г. сейчас у банков «подушка капитала меньше»: норматив Н1 - около 12% против 16,8% на конец 2008 г. «Этого запаса хватит, чтобы покрыть лишь 2−3% кредитных потерь», - предупреждает Данилов. «Если не будет значительной просадки по марже, то приблизительно столько же банки смогут покрывать ежегодно за счет прибыли до резервов, обещанная господдержка капиталом позволит закрыть еще около 5% проблем», - перечисляет он, подчеркивая, что суммарно этого достаточно, чтобы выдержать стресс, сопоставимый с предыдущим кризисом, но «если падение цен на нефть продолжится или нынешний кризис окажется более затяжным, то показатели будут хуже и может потребоваться дополнительная помощь капиталом».

В 2014 г. даже к самым рискованным розничным банкам пришло осознание «полного реализма ситуации с проблемными долгами», говорит директор ХКФ-банка по прямым продажам и маркетингу Евгений Сидоров: «Мы не ожидаем дальнейшего ухудшения качества нашего портфеля - банк взял риски под контроль. Но и прибылей на уровне прошлых лет мы не ждем».

В сегодняшней ситуации - с нефтью в $60, при текущем прогнозе снижения ВВП - более реален базовый сценарий S&P, полагает председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин. «У некоторых банков уже сейчас проблемных и обесцененных кредитов 20−23%», - отмечает он. (Сам «МДМ банк», по оценкам Moody's, и в 2014 г. находился под давлением кредитов, выданных до кризиса 2008 г., - обесцененные ссуды достигали 36% от портфеля.) Впрочем, 1 трлн руб., выделяемого государством на докапитализацию системных банков, «недостаточно даже для базового сценария», признает Вьюгин.

«У нас есть понимание того, что доля проблемных кредитов будет расти, но точных расчетов нет», - заявил «Ведомостям» замминистра финансов Алексей Моисеев. «Выделенный банковскому сектору 1 трлн руб. - это не спасение утопающих, а мероприятие, направленное на стимулирование роста кредитования здоровыми банками, - указывает он. - Пока мы не видим оснований для дополнительного выделения средств банкам. Но если сектору они понадобятся, то мы рассмотрим [такую] возможность».

ЦБ не ответил на запрос «Ведомостей».










>> Lufthansa отменила свыше 400 рейсов, в том числе в Россию, из-за забастовки пилотов

>> Суд признал правоту Кубаньэнерго в споре между Кубаньэнергосбытом и Югводоканалом

>> Мировые цены на нефть растут на фоне напряженности на Ближнем Востоке